10. МИНИСТЕРСТВО СОТРУДНИЧЕСТВА

Save pagePDF pageEmail pagePrint page

Через несколько месяцев я вернулся в Бишкек. Зашел в Белый Дом. Мои коллеги сообщили мне, что постановление правительства о моем увольнении отозвано и давно аннулировано. Я позвонил министру экономики Койчуманову и спросил:

– Так что все-таки с постановлением правительства о нашем наказании?

– Они его давно отозвали. Да я и не собирался кого-то наказывать у себя. За что? Вопрос снятия разногласий между министрами, тем более если вмешалась администрация президента, не в компетенции министерства.

Тогда я зашел к руководителю аппарата правительства Абдыкалыкову и поинтересовался:

– Я узнал, что постановление правительства о моем увольнении отозвано и аннулировано. С другой стороны, я все-таки оказался крайним и безработным. Как мне быть?

– Насчет работы идите к премьер-министру.

Я понял, что у него нет никакого желания участвовать в решении моего вопроса.

– А если я скажу, что к нему не пойду? Как тогда быть с формулировкой о моем увольнении в моей трудовой книжке?

– С этим помогу. Подскажу кадровику.

Вот так в моей трудовой книжке и появилась запись: «Освобожден от должности заведующего отделом внешних связей и иностранных инвестиций Аппарата Правительства КР в связи с переходом на другую работу» (Постановление Правительства № 253 от 6 ноября 1995г., которого, как выяснилось, вообще не существует).

С такой записью в трудовой книжке я пару месяцев походил без работы. А весной 1996 года произошла очередная смена правительства, но опять во главе с лояльным Апасом Джумагуловым. В составе правительства появился новый министр – по делам сотрудничества с государствами – участниками СНГ. Им был назначен Ян Ефимович Фишер. Однажды он позвонил мне домой, пригласил к себе и сказал:

– Касым Исаевич, вы занимаетесь вопросами сотрудничества между странами СНГ аж с самого начала 1992 года. Помните, мы с вами в прошлом году по заданию президента два месяца сидели в Москве, чтобы согласовать вопрос о принятии Кыргызстана в состав создаваемого Россией, Белоруссией и Казахстаном Таможенного союза? Учитывая все это, я предлагаю вам работу по теме сотрудничества нашей страны со странами СНГ. Зная вас давно, еще с советских времен, я предложил назначить вас замминистра по делам сотрудничества со странами СНГ, но премьер-министр против. Может быть, вы пока дадите согласие на должность руководителя аппарата при министре, а потом посмотрим?

– Ян Ефимович, вы же меня знаете – название должности меня особо не волнует. Хотелось бы прежде всего делом заниматься, так что я согласен.

– Что ж, тогда мы должны разработать, согласовать и утвердить положение о министре и его аппарате. Поучаствуете в этой работе?

– Договорились.

За прошедшие полгода из моего прежнего отдела в аппарате правительства почти все работники разбежались. Остался только один новый заведующий и один работник по протоколу. Инвестиционные дела передали другим отделам. В то же время работа по СНГ прирастала: уже были созданы новый Исполком СНГ, органы Таможенного союза и структуры Центральноазиатского содружества (ЦАС). По этим темам документов, исполняемых на уровне правительства, накопилось очень много; ими-то сразу минсотрудничества и нагрузили. В связи с этим, при утверждении Положения о министре по делам сотрудничества с государствами – участниками СНГ и его аппарате статус руководителя аппарата министра приравняли к должности заведующего отделом аппарата правительства. В аппарате, кроме меня, предусмотрели еще 6 человек. Разместили нас в Доме Правительства, а получать зарплату ходили в общую кассу аппарата правительства.

Вот так такое развитие получила ситуация с молчаливой напряженностью между мной и Джумагуловым.

Вскоре мне сообщили, что был разговор с президентом Акаевым, и он дал свое согласие на мое назначение замминистра. Впрочем, я особо не обольщался, так как по опыту знал, как очень многие получали такого рода обещания (даже на премьерскую должность), но в реальности это ничего не значило. Через полгода, во время вручения мне почетной грамоты Кыргызской Республики «За вклад в укрепление сотрудничества с государствами – участниками СНГ и в связи с 5-летием образования СНГ», Акаев тихо прошептал мне: «То дело, Касым Исаевич, скоро решим». Но он был верен своим привычкам и ничего не «решил». Я, собственно, и не ожидал.

Почти 4 года я работал как бы под руководством премьер-министра и обратил внимание на следующую особенность кадровой политики: премьер питал некую благосклонность к сфере торговли. Как уже писал, еще когда я начал работать в аппарате правительства, тогдашний руководитель аппарата Айдарбек Керимкулов прислал ко мне в отдел работать «человека Джумагулова», бывшего в советское время завотделом торговли управделами республиканского Совмина. Он запомнился тем, что однажды, получая от него составленный им документ, я не смог удержаться и сказал ему: «Ну, Виталий Степанович, неужели до сих пор не научился писать такие простые записки?!»

А заместителем министра по делам сотрудничества назначили бывшего замминистра торговли, которого в свое время «забаллотировали» и не выбрали на должность председателя Киргизпотребсоюза на собрании кооператоров. Он у нас «посидел» некоторое время, а потом заявил, что ему не нравится здесь, а поэтому не мог бы я помочь ему устроиться на какой-нибудь самостоятельной работе, например, акимом района? Я ему ответил:

– Темирбек, вот ты скороспелый воспитанник аппарата усубалиевского ЦК компартии. Ты понимаешь, какое негативное впечатление остается, если тебе как руководителю выразил недоверие коллектив на общем собрании?

– Да просто воспользовались моим отсутствием и проголосовали против меня!

– Да это уже не имеет значения. Сам факт негативный. Да и не по адресу ты… Я теоретически мог бы помочь, если у меня был бы кто-то в верхних эшелонах власти…

Через некоторое время он пришел и признался, что я был прав: оказывается, о нем осталось негативное мнение. Тем не менее, вскоре Джумагулов его назначил гендиректором государственной акционерной корпорации «Кыргызалко». Думаю, у назначенца не было причин быть недовольным этой должностью.

Следующим заместителем министра по делам сотрудничества оказался, как мне сказали, муж подруги (тоже из торговли) новой жены Джумагулова. Я Болота знал давно. Он работал преподавателем, а потом деканом химического факультета университета, затем преподавателем вуза в Алжире. В принципе я относился к нему с симпатией. Но, честно говоря, не ожидал, что он станет таким индифферентным и недобросовестным в работе. В связи с тем, что сам министр Фишер был назначен членом коллегии Межгосударственного экономического комитета СНГ и большую часть времени находился в Москве, на заседания правительства и на другие совещания стали приглашать замминистра. Однажды мне передали, что по итогам этих заседаний и совещаний руководитель аппарата правительства Орозмат Абдыкалыков предупредил, чтобы больше никуда нашего замминистра не приглашали. Тогда Болот стал приходить на работу изредка, пока не заявил, что эта работа ему не нравится. Я попросил его хоть иногда показываться на работе и, желательно, не только в день зарплаты. Так, целый год, практически ничего не делая, замминистра получал зарплату. Не знаю, в какой еще стране такое может быть, во всяком случае, такого не видел, даже работая в Африке. Наверное, такова общая беда всех аналогичных «назначенцев премьера», когда добросовестная работа не является критерием профпригодности.

Наконец, когда подбирали работников в аппарат минсотрудничества, министр Фишер сообщил мне, что нам навязывают молодого специалиста, которому он не может отказать, и завтра он придет с документами оформляться на работу. Кто «навязывает», он мне не сказал (наверное, предчувствовал, каково будет мое мнение). В тот же день Фишер уехал в Москву. На следующий день пришел молодой специалист – молодая женщина, которая только что закончила биофак Национального университета, защитив диплом по теме «Совершенствование кыргызских пород овец в условиях рыночной экономики». (Фамилия ее была Ботбаева, и я вспомнил, кто такой Ботбаев – бывший гендиректор института животноводства.) Раз министр дал мне четкое указание, то, несмотря на мой вполне объяснимый скепсис, я его выполнил, помня о субординации. Сказав ей, чтобы выходила на работу, когда пожелает, я отпустил ее. Через несколько минут сам вышел в приемную, совмещенную с приемной вице-премьера Амангельды Муралиева. Его секретарь обратилась ко мне:

– Касым Исаевич, а вы что, на работу принимаете сноху Апаса Джумагуловича?

– Кого? Где она?

– Да вот только что от вас вышла. Ботбаева, сноха от его новой жены…

Тогда мне и стало понятно, почему министр не стал мне заранее портить настроение и не признался, кто продвигает к нам еще одного «назначенца». Когда она вышла работать в министерство на должность «эксперта», то, конечно, фактически превратилась в техническую помощницу («принеси-отнеси») другой более опытной сотрудницы… сестры советника президента Жумабека Ибраимова, будущего премьер-министра Кыргызстана.


ОГЛАВЛЕНИЕ

1. Предисловие | 2. «Восток – дело тонкое» | 3. Кыргызский Бурбулис и другие | 4. «Кыргызалтын», Кумтор и Джеруй | 5. Суровая слабость премьера | 6. Турецкий кредит | 7. Суверенный Госкоминвест | 8. Японский грант | 9. Эпос о «Манасе» | 10. Министерство сотрудничества | 11. Российский кредит | 12. «Чертовски не хочется работать» | 13. Эпилог: Позвольте усомниться | 14. Постскриптум: «Парные танцы в тандеме»

 

0 Likes
0 Dislikes

382 Комментария к 10. МИНИСТЕРСТВО СОТРУДНИЧЕСТВА

  1. Cash and financial institution information should even be
    entered.

  2. Bookkeeping is a really a subset of accounting.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*