8. ЯПОНСКИЙ ГРАНТ

Save pagePDF pageEmail pagePrint page

Однажды мне звонит помощник председателя правительства России Виктора Черномырдина Владимир Змиевский, в свое время курировавший в аппарате правительства СССР Киргизию и Туркменистан, и говорит: «Касым, к вам едет мой очень хороший приятель ­– гендиректор крупной российской компании, созданной на базе бывшего «Внешторгобъединения», со своими людьми по делам бизнеса и заодно посмотреть Киргизию… Раньше он там не бывал… Ты его знаешь, он когда-то работал завсектором в аппарате Правительства Союза. Окажи ему, пожалуйста, содействие ­– к кому ему обращаться? По приезде он тебе позвонит…»

На следующий день звонит гость и говорит, что они приехали по приглашению одной японской корпорации для участия в тендере по реализации гранта Японии Кыргызстану на покупку техники для сельского хозяйства. Крестьяне Кыргызстана привыкли работать с советской техникой и просят купить российскую и белорусскую технику, а их компания имеет эксклюзивное право на экспорт этой техники. Поэтому японцы пригласили их к участию в тендере. В случае победы, японцы сделают предоплату заводам, а российская компания организует поставку и рассчитается с японцами.

Я объяснил, что им прямая дорога к самому доверенному человеку президента Акаева – к гендиректору Госкоминвеста Аскару Сарыгулову. И добавил, что вы не обижайтесь, но я звонить ему не буду, а то он еще приревнует, что я сую нос в его кровное дело…

К вечеру мне снова позвонили и сказали, что на следующий день утром идут на прием к Сарыгулову. Позвали хотя бы вместе поужинать, и я согласился, тем более что я их знал еще по Москве. Взяли с собой представителя японской корпорации и поехали в ресторан «Эльдорадо» около старого аэропорта. Там к нашему столу подошел Сарыгулов в самом веселом расположении духа. Поздоровался со всеми за руку, кроме меня. Я не был удивлен – ему было известно, что это я автор письма с предложением президенту разрешить правительству заняться иностранными инвестициями.

Известно, что японцы, здороваясь при встрече за руку, еще и кланяются. Представителя японской корпорации Сарыгулов, держа за руку, по сути вынудил с десяток раз поклониться. Весь покраснев, японец пошел к выходу. Я пошел вслед за ним, но он сказал мне, что ему просто плохо, взял такси и уехал. Я вернулся, и тогда Сарыгулов ушел к своему столу, перед этим заявив россиянам: «Я скажу официанту, что вы заплатите за наш стол. И не забудьте оркестру заказать музыку для меня.» Мне стало совсем тошно, и я уехал домой.

Вечером следующего дня россияне рассказали мне следующее. Утром, как и договорились, они нанесли визит гендиректору Госкоминвеста Сарыгулову. Он ожидал их с головной болью «после вчерашнего» и повез за город в сторону гор, где они целый день «кутили». По их словам, он им заявил: «Впредь решать свои дела по бизнесу приходите только ко мне. Не ходите ни в правительство, ни к министрам сельского и водного хозяйства, транспорта и коммуникаций. Без меня никто не решит. А за решение данного вопроса мне – 150 тысяч баксов». Так мне описали запросы «баловника президента». Они спрашивают меня:

– Как нам поступить?

– Ничем не могу помочь, – честно ответил я. – И никто не поможет. Могу помочь устроить международный скандал, но вряд ли это нужно для вашего бизнеса… Поступайте как лучше для вас…

Они ушли молча.

При следующих встречах в Бишкеке и в Москве они так ничего и не рассказывали, чем дело кончилось. Я же считал неудобным спрашивать. Забегая вперед расскажу, что осенью 1997 года, во время визита в Кыргызстан председателя российского правительства Виктора Черномырдина, его помощник Владимир Змиевский в приемной Джумагулова в присутствии замминистра финансов России Германа Кузнецова (бывшего вице-президента и затем первого вице-премьера Кыргызстана) сказал мне:

­– Касым, вот тебе могу сказать: за ваше поведение вам теперь… во! – И показал всем известный жест – кулак по локоть.

– За чье поведение? – не понял я.

– Джумагулова и Сарыгулова.

Такую реакцию на поведение Аскара Сарыгулова можно было предсказать, о нем я выше рассказал достаточно подробно. Что же касается поведения Джумагулова, то припоминаю эпизод, когда он в свойственной ему манере пообещал Змиевскому решить какой-то вопрос, для чего дал какое-то поручение министру транспорта и коммуникаций, ныне депутату Жогорку Кенеша Жанторо Сатыбалдиеву. А Сатыбалдиев, помнится, попросту отказался исполнять поручение премьера, и обещание Джумагулова осталось невыполненным. (Впрочем, Змиевский знал Джумагулова еще с советских времен, когда работал в аппарате Правительства СССР, где курировал Киргизскую ССР, а глава правительства республики Джумагулов ходил к нему на аудиенции.)

Почему я назвал Аскара Сарыгулова «баловником президента»? Лет десять тому назад один товарищ рассказал мне следующее. Он неожиданно попал на «пикник» в Аларчинском ущелье, организованный семьей Акаевых в честь почетных иностранных гостей. Там был и Сарыгулов. Он играл с детьми президента и вел себя, как любимец семьи. Кроме того, пример описанного ранее Положения о Госкоминвесте, утвержденного президентом Акаевым к предсказуемому удовольствию гендиректора Госкоминвеста, тоже говорит сам за себя. Однажды, на заседании правительства министр национальной безопасности Феликс Кулов, помнится, внес представление об освобождении Аскара Сарыгулова от занимаемой должности председателя Фонда госимущества за какие-то серьезные нарушения ­– не помню точно какие, но такие, что президенту Акаеву все же пришлось на это пойти. Тогда я еще подумал: наверняка президент припомнит Кулову этот «наезд» на «баловника»…

И, как истинный баловник, Сарыгулов мог себе позволить иногда и ослушаться своего благодетеля.

По возвращении в Кыргызстан Ишенбая Абдуразакова, который почти 20 лет провел на дипломатической работе в Японии от имени СССР и затем России, президент Акаев присвоил ему ранг Чрезвычайного и Полномочного Посла Кыргызской Республики. Абдуразаков рассказал, что Акаев пригласил его и Сарыгулова к себе и объявил: «В связи с отсутствием финансовых ресурсов мы сейчас не можем открыть наше посольство в Японии. Поэтому я прошу вас, Ишенбай Абдуразакович, возьмите на себя здесь, в Кыргызстане, все вопросы наших взаимоотношений с Японией. А вы, Аскар Исламович, передайте все материалы по Японии Ишенбаю Абдуразаковичу.» Сарыгулов заверил, что все сделает.

Через несколько дней Абдуразакова и меня пригласил к себе премьер-министр Джумагулов: «Аскар Акаевич сказал, что всеми вопросами, связанными с нашими отношениями с Японией, будет заниматься Ишенбай Абдуразакович. Вы, Касым Исаевич, подготовьте проект распоряжения об изменении состава кыргызской части кыргызско-японской Экономической комиссии, включив Ишенбая Абдуразаковича в качестве ответственного секретаря комиссии вместо Сарыгулова.» Я ответил, что все сделаю, после чего Джумагулов обратился к Абдуразакову: «Ишенбай Абдуразакович, скоро в Токио должно состояться очередное заседание нашей совместной Экономической комиссии, и я попросил бы вас помочь в подготовке моего доклада на этом заседании, как специалиста, хорошо знающего эту страну». Абдуразаков дал согласие и попросил его, чтобы тот дал указание Сарыгулову предоставить ему соответствующие материалы для написания доклада. «Непременно дам указание», – заверил премьер-министр.

Прошло две недели. Звонит мне Абдуразаков и говорит, что он начал писать доклад для Джумагулова, но Сарыгулов никаких материалов еще не дал. Абдуразаков попросил меня, чтобы я еще раз напомнил премьеру о его обещании. Я передал эту просьбу Джумагулову, и тот опять сказал: «Да, да, я скажу Сарыгулову». Я заподозрил, что ничего он Сарыгулову не скажет. Можно было подумать, что Сарыгулов относился к тем людям, которых Джумагулов попросту опасается.

Еще через две недели Абдуразаков принес то, что написал и сказал, что больше не может писать без конкретных данных. Насколько я помню, я отнес текст советнику премьер-министра Эмильбеку Каптагаеву и сказал: «Передай шефу, что Абдуразаков не может дописать доклад без материалов.» Больше об этом разговоров не было. Кажется, Каптагаев сам как-то и дописал доклад своего шефа.

Указание президента было проигнорировано его «баловником». Или так и было задумано? Не знаю. Абдуразаков ничего не получил от Сарыгулова и не стал заниматься «всеми вопросами кыргызско-японских взаимоотношений», как имели в виду и президент, и премьер-министр. Наверное, Сарыгулов уже тогда очень полюбил Японию, которая чаще других выделяла кредиты и гранты. Возможно, эту любовь разделял и сам президент.

Сейчас часто говорится, что прежний режим Акаева оставил на шее народа Кыргызстана более двух миллиардов долларов США долга. Думаю, многие наши сограждане кровно заинтересованы узнать, как, сколько и у кого за 14 лет мы получали эти кредиты, займы и безвозмездные гранты, на что их расходовали. Только ли на покрытие бюджетного дефицита и поддержание национальной валюты? В идеале пора бы уже дождаться беспристрастного объективного анализа, но я не уверен, захотят ли новые власти Кыргызстана организовать этот анализ и обнародовать его результаты. Данных Нацстаткома и Минфина может оказаться недостаточно, потребуется изучение материалов из Нацбанка и Гендирекции Госкоминвеста. По сути речь идет о необходимости настоящего расследования с соответствующими выводами независимой экспертной группы…

Вот только кто же ее создаст? Боюсь, мало кто в народе поверит результатам работы любого государственного органа. Дискредитация репутации власти за все эти годы сделала свое дело.


ОГЛАВЛЕНИЕ

1. Предисловие | 2. «Восток – дело тонкое» | 3. Кыргызский Бурбулис и другие | 4. «Кыргызалтын», Кумтор и Джеруй | 5. Суровая слабость премьера | 6. Турецкий кредит | 7. Суверенный Госкоминвест | 8. Японский грант | 9. Эпос о «Манасе» | 10. Министерство сотрудничества | 11. Российский кредит | 12. «Чертовски не хочется работать» | 13. Эпилог: Позвольте усомниться | 14. Постскриптум: «Парные танцы в тандеме»

 

0 Likes
0 Dislikes

3 Комментария к 8. ЯПОНСКИЙ ГРАНТ

  1. Alergyx – это уникальная, безопасная и эффективная комбинация растительных экстрактов, которая, будучи принятой внутрь, уже в течение 10 минут блокирует реакцию организма на аллерген, останавливая или предотвращая проявление аллергии. Полный курсовой прием препарата в течение 30 дней полностью избавляет от хронических форм недуга, очищает от токсинов и восстанавливает организм.
    ALERGYX помогает нашему телу выработать собственные «блокирующие антитела», которые НАВСЕГДА ИСКЛЮЧАТ ВОЗМОЖНОСТЬ ПОВТОРНОГО ВОЗНИКНОВЕНИЯ АЛЛЕРГИИ.
    Официальный сайт: http://alergyx.bxox.info

  2. My lace frontal https://www.youtube.com/watch?v=ny8rUpI_98I are wonderful, trendy and the Model is wonderful. I’ve gotten several compliments.

  3. Hello there, I discovered your site by means of Google at the same time as searching for a comparable topic, your site got here up, it appears to be like good. I’ve bookmarked to favourites|added to my bookmarks.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*