4. «КЫРГЫЗАЛТЫН», КУМТОР И ДЖЕРУЙ

Save pagePDF pageEmail pagePrint page

После своей отставки бывший первый вице-премьер правительства СССР Владимир Щербаков создал Международный фонд содействия приватизации и иностранным инвестициям («Интерприватизация»). Многие бывшие руководящие работники бывшего Госплана СССР (Минэкономики СССР) оказались в этом фонде (например, бывший первый зампред Госплана СССР Владимир Дурасов). Дождавшись наконец в конце декабря 1992 года указа президента Акаева о моем освобождении от должности торгово-экономического представителя Республики Кыргызстан в г. Москве, я пошел работать в «Интерприватизацию» директором регионального отделения по Средней Азии и Казахстану.

Как-то мне в Бишкек передали, что Владимир Щербаков в подмосковном санатории «Барвиха» встретился с президентом Акаевым для обсуждения вопросов делового сотрудничества. От Щербакова поступила просьба встретиться с председателем правления Национального банка Кыргызстана Кемелбеком Нанаевым для проработки вопросов бизнеса, связанного с золотом, о чем президент Акаев должен дать Нанаеву соответствующие указания. Спустя три дня мне удалось «поймать» Нанаева, который объявил, что президент ему никаких указаний не давал. Зная, что Щербаков – человек обязательный, я перезвонил и передал ему, что глава Нацбанка указаний не получал, а со своей стороны посоветовал не удивляться возможным проблемам с выполнением обещаний или обязательств со стороны Акаева.

В 1980-х годах заметно помогал развитию горно-металлургической промышленности Кыргызстана Владимир Дурасов – в свою бытность министром цветной металлургии СССР, первым зампредом Госплана СССР, членом Совета министров СССР и депутатом Верховного Совета СССР от Киргизской ССР.

Моя первая деловая встреча с Дурасовым состоялась еще в 1989 году вскоре после его назначения в Госплан СССР, и касалась она как раз нашей республики. Заканчивался срок его депутатства в Верховном Совете СССР от Киргизской ССР. Меня пригласил его помощник, передал телеграмму и сказал:

– На, сначала прочти ее и иди к шефу ее обсуждать.

В то время вблизи Фрунзе (кажется, в Аламединском районе) находилось хозяйство «Семхоз», руководителем которого работал некий Иванов. Он и прислал телеграмму. В ней он поздравлял Дурасова с новым назначением (до этого он работал министром цветной металлургии СССР) и сообщал, что в план на 1990 год киргизские власти не включают строительство медсанчасти хозяйства, а выделенные депутатом из союзных лимитов капитальные вложения они хотят использовать на другие цели.

– Сумеете выяснить или уладить этот вопрос? – задал мне вопрос Дурасов.

– Думаю, смогу.

– Тогда, пожалуйста, решите и после доложите.

Я позвонил руководителю хозяйства Иванову и выяснил, что подрядчик не хочет включать строительство в «Семхозе» в план подрядных работ. Тогда пришлось позвонить начальнику объединения «Главкиргизагропромстрой» Джумалы Джайчибаеву, который, в свою очередь, сослался на Госплан Киргизской ССР. Позвонил зампреду Совмина, председателю Госплана Киргизской ССР Сопубеку Бегалиеву, который, выслушав меня, пообещал, что сегодня же решит этот вопрос. И попросил никому больше из руководства республики по этому поводу не звонить.

На следующий день Бегалиев перезвонил мне и сказал:

– Вопрос решен, у меня здесь сейчас находятся и Джайчибаев, и Иванов.

Джайчибаев подтвердил мне, что медсанчасть будет строиться, а Иванов добавил:

– Передайте, пожалуйста, Владимиру Александровичу, что прошу извинения за беспокойство. Вышло недоразумение.

Находясь как на своей должности в Госплане вплоть до распада СССР, так и на прежнем министерском посту, Владимир Дурасов последовательно старался помочь развитию нашей республики, особенно в выделении капитальных вложений, надеясь, что осваивать выделенные средства и строить в Киргизии будут эффективно и хорошо. Роль Дурасова может подтвердить и тогдашний зампред Совета министров Киргизской ССР по капитальному строительству Ян Ефимович Фишер.

К моменту распада СССР ряд кыргызских предприятий остался с незавершенным строительством. В целях оказания содействия в завершении строительства этих объектов планировалось подписать соглашение о сотрудничестве между фондом «Интерприватизация» и правительством Кыргызстана, для чего Дурасов уже в статусе вице-президента фонда приезжал в нашу страну еще в мае 1992 года. Я тогда находился в Бишкеке, и мы с ним объездили ряд бывших его «подопечных» предприятий: Таш-Кумырский завод полупроводниковых материалов, Сары-Джазский олово-вольфрамовый комбинат и Кыргызский горно-металлургический комбинат (пос. Орловка). На встречах с коллективами предприятий нам рассказывали, что им объявили, будто они подчиняются теперь кыргызским властям, однако ими еще никто не интересовался и они ничего не знают о своем будущем. Специалисты, привезенные на эти объекты в свое время из РСФСР и Казахской ССР, сидели на чемоданах, собираясь уехать обратно в свои края…

После встреч в кыргызском правительстве, министерстве промышленности, фонде госимущества 19 мая 1992 г. было подписано соглашение о сотрудничестве между правительством Кыргызстана (первый вице-премьер-министр Герман Кузнецов), фондом госимущества Кыргызстана (председатель Абдыжапар Тагаев) и Международным фондом содействия приватизации и иностранным инвестициям (вице-президент Владимир Дурасов) о приватизации государственной собственности, привлечении иностранных инвестиций и реализации проектов. Последним пунктом соглашения было записано, что оно является обязательным для сторон и их правопреемников. К соглашению прилагалась подписанная теми же лицами программа совместных действий по реализации проектов (первоочередные направления):

– создание мощностей по добыче золота на месторождении Кумтор;

– создание СП по достройке и дальнейшей эксплуатации олово-вольфрамового месторождения Сары-Джаз;

– окончание строительства Таш-Кумырского завода полупроводниковых материалов с выпуском продукции проектной номенклатуры и высокой степени готовности;

– акционирование Таш-Кумырского завода полупроводниковых материалов и Кыргызского горно-металлургического комбината;

– приватизация Бишкекского ПО «Станкостроительный завод» и Токмакского радиозавода с привлечением иностранных инвесторов;

– разработка фондом «Интерприватизация» устава и других учредительных документов с целью образования холдинга «Кремний – электроника» с участием предприятий Кыргызстана и смежных предприятий радиоэлектроники стран СНГ;

– акционирование завода сельскохозяйственного машиностроения им. Фрунзе

и др.

Перед отъездом Дурасова из Бишкека мы с ним обменялись мнениями и с сожалением констатировали, что у руководителей суверенного Кыргызстана нет заинтересованности, прежней инициативности и настойчивости, которые у них проявлялись в советское время, когда они приезжали в Госплан СССР решать вопросы развития республики. Создавалось впечатление, что сейчас они просто упиваются занимаемым положением и пассивно слушают планы на будущее, которые на словах строят президент Акаев и его некомпетентное окружение с помощью фирмы «Сеабеко» во главе с г-ном Бирштейном.

Я остался в Бишкеке и долго ходил по коридорам различных организаций, чтобы начать какие-то движения по выполнению подписанного соглашения. Но адекватных желающих не нашел. Тем более что я не относился к числу лиц, приближенных к президенту Кыргызстана.

В июле того же года после поездки по районам Сибири и Дальнего Востока России с представителями канадско-российской компании «ТРЕД» и американской компании «Моррисон Кнудсен Гоулд» (МК Гоулд) Дурасов привез их в Кыргызстан для ознакомления с информационными материалами по золотым месторождениям республики. В результате был подписан меморандум о взаимопонимании между кыргызским правительством (первый вице-премьер Герман Кузнецов), П/О «Кыргыззолото» (директор Капар Кыдыров), фондом «Интерприватизация» (вице-президент Владимир Дурасов), компаниями «ТРЕД» (вице-президент Р. Сибторп) и МК Гоулд (президент С. Чи), где говорилось:

«…1. Правительство РК, П/О «Кыргыззолото», Фонд и ТРЕД / МК Гоулд, в дальнейшем совместно именуемые «Стороны», выразили взаимный интерес в развитии ресурсов Кыргызстана, включая месторождения Джеруй и Кумтор, а также других проектов по развитию инфраструктуры, связанных с разработкой этих месторождений.

2. С целью выполнения пункта 1 ТРЕД / МК Гоулд направит группу экспертов в Кыргызстан для сбора информации по техническим, социальным, экологическим и инфраструктурным аспектам, касающимся двух месторождений, указанных в пункте 1. На основе этой информации будут подготовлены технико-экономические доклады (ТЭД)…

…4. Правительство и Кыргыззолото представят Фонду и ТРЕД / МК Гоулд всю документацию, необходимую для выполнения пунктов 1 и 2… ТРЕД / МК Гоулд подготовит ТЭДы и представит их на рассмотрение Правительства и Кыргыззолото: по месторождению Джеруй – к 15 октября 1992 г. и по месторождению Кумтор – к 15 февраля 1993 г.

…6. Правительство и Кыргыззолото воздержатся от принятия окончательного решения по вопросам, которые являются предметом настоящего Меморандума до тех пор, пока ТЭДы не будут подготовлены и рассмотрены Сторонами в сроки, определенные пунктом 4. Если какая-либо третья сторона представит Правительству свои предложения по разработке месторождений Джеруй и/или Кумтор, ТРЕД / МК Гоулд будет иметь право первого выбора.

7. Все расходы по подготовке ТЭДов будет нести ТРЕД / МК Гоулд.

8. При подготовке ТЭДов ТРЕД / МК Гоулд уделит должное внимание социальным программам в Кыргызстане…

…11. Все Стороны согласны выполнить настоящий Меморандум при полном сотрудничестве и доброй воле.

Подписано 30 июля 1992 г. в г. Бишкек, Республика Кыргызстан».

В декабре 1992 года мы с Дурасовым прилетели в Бишкек и в соответствии с вышеуказанным меморандумом привезли 10 экз. ТЭДа по разработке месторождения Кумтор. К тому времени руководитель аппарата президента Кыргызстана Эднан Карабаев был назначен еще и генеральным директором Гендирекции иностранных инвестиций и экономической помощи, ответственной за организацию рассмотрения инвестиционных проектов иностранцев. Он нам объявил, что месторождение Кумтор уже «отдано» канадской компании «Камеко», с которой правительством подписано генеральное соглашение. Мы задали вопрос: а как же обязательства правительства Кыргызстана согласно п. 6 меморандума? Господин Карабаев ответил, что он ничего не знает и не подписывал никакого меморандума.

Как раз в то время был создан госконцерн «Кыргызалтын», в ведение которого были переданы предприятия горно-металлургической промышленности и вопросы разработки месторождений цветных и драгоценных металлов. Президентом концерна был назначен «семейный друг президента Акаева» (как он сам представлялся иностранным инвесторам), в прошлом – строитель и партийный функционер, ныне Госсекретарь Кыргызской Республики Дастан Сарыгулов. Я повел Дурасова к нему. Познакомившись, мы объяснили, с каким вопросом мы приехали. Сарыгулов недовольным тоном ответил, что он не участвует в решении вопроса Кумтора и ничем помочь не может.

Учитывая, что Кыргызстан как иностранное государство теперь брал за стоянку российского самолета в аэропорту «Манас» немалую сумму, Дурасов сразу же улетел в г. Усть-Каменогорск (Казахстан), где фонд «Интерприватизация» вместе с американской компанией работал по проекту акционирования знаменитого Усть-Каменогорского свинцово-цинкового комбината и привлечению инвестиций в него. В отличие от моей страны, специалисты казахского правительства по заданию Нурсултана Назарбаева очень активно работали над проектом совместно с облгосадминистрацией и самим комбинатом.

В это время в Бишкеке проходила сессия «легендарного» Верховного Совета Кыргызстана, на котором правительство представило информацию о подписании Генерального соглашения с компанией «Камеко корпорейшн» о разработке золотого месторождения Кумтор. Там же против этого соглашения резко выступил президент ГК «Кыргызалтын» Дастан Сарыгулов, объявив «Камеко Корпорейшн» сомнительной компанией для разработки такого месторождения.

Однако через некоторое время Сарыгулов снова выступил перед депутатами и, извинившись, свое возражение снял. Он объяснил, что был не в курсе всех дел, так как только недавно возглавил «Кыргызалтын». Аллах знает, с чем на самом деле было связано его возражение и последующий отказ от него. Может быть, просто демонстрация обиды, что без него решили вопрос с Кумтором? Или он действительно знал, что «Камеко корпорейшн» – не самый лучший вариант для разработки Кумтора?

Между тем в тот же период (в декабре 1992 г.) я получил по факсу информацию о «Камеко корпорейшн» от фондовой биржи города Торонто (Канада), а также сравнительную характеристику компаний «Моррисон Кнудсен корпорейшн» и «Камеко корпорейшн», которая была явно не в пользу последней. (Собственно, позже об этом не раз говорил и Сарыгулов.) В полученной из Торонто информации читаем:

«7 декабря 1992 г. Республика Кыргызстан предоставила компании эксклюзивное право на проведение технико-экономического обоснования разработки крупного месторождения в юго-восточном горном районе страны. 4 декабря 1992 года Премьер-министр Чынгышев подписал соглашение с Камеко на предмет проведения оценки месторождения Кумтор и его возможной разработки. Группа Сеабеко помогала компании Камеко в проведении переговоров…»

Интересное совпадение! Очень похоже на то, что вот таким образом «стыкуется» рассказ канадского бизнесмена о поездке в Канаду президента Акаева на самолете частной компании «Сеабеко», когда, вероятнее всего, и была без лишней публичности предрешена судьба разработки Кумтора. Наверное, по этой причине – для сохранения престижа президента и соблюдения приватных договоренностей ­– более не рассматривались предложения других компаний. В докладе «Парламентская комиссия предполагает, Правительство располагает» (см. газету «Слово Кыргызстана» от 3 декабря 1993 г., стр. 3) рабочая группа правительства, в состав которой входил и Дастан Сарыгулов, утверждает, что «…после длительного изучения и сопоставления предложений иностранных фирм предпочтение в освоении месторождения Кумтор было отдано канадской корпорации «Камеко»…». Это, мягко говоря, вызывает сомнение. Например, как я отмечал выше, несмотря на обязательства кыргызского правительства в соответствии с пунктами 4 и 6 Меморандума, технико-экономический доклад по освоению месторождения Кумтор, разработанный МК Гоулд и привезенный нами в декабре 1992 г. (на 3 месяца раньше согласованного в Меморандуме срока), остался нерассмотренным кыргызской стороной со ссылкой на то, что вопрос с Кумтором уже решен в пользу «Камеко корпорейшн».

Весной 1993 года в течение двух месяцев (с перерывами) рассматривался ТЭД по месторождению Джеруй. Велись переговоры между ГК «Кыргызалтын» в лице его президента Сарыгулова и МК Гоулд в лице вице-президента Дж. Снеддона с привлечением фонда «Интерприватизация» в лице его вице-президента В. Дурасова. За это время мы получше изучили стиль и методы работы г-на Сарыгулова. Переговоры вылились, если так можно выразиться, в «спектакль одного актера». Хотя на переговорах присутствовали специалисты (руководители функциональных служб госконцерна – экономической, финансовой, геологической и юридической), президент «Кыргызалтына» не дал им и слова сказать. Зато нам неоднократно рассказывалось о том, какие они с Акаевым друзья со времен учебы в Ленинграде, как они сейчас часто встречаются и что президент Кыргызстана советуется с ним… Американцы даже получили намек, что если переговоры пойдут хорошо, то вопрос с разработкой месторождения Кумтор для них не безнадежен. Каждый вечер в гостинице перед ужином американцы шутили: «Интересно, какой завтра новый спектакль нам покажет г-н Сарыгулов?»

Нам все же удалось согласовать текст Генерального соглашения по проекту разработки Джеруйского золоторудного месторождения, и 10 мая 1993 г. оно было подписано Сарыгуловым и Снеддоном в присутствии премьер-министра Чынгышева и вице-президента фонда «Интерприватизация» Дурасова.

К соглашению приписали, что оно вступает в силу после решения правительства об одобрении данного соглашения. Меня попросили провести соответствующее согласование текста соглашения с заинтересованными министерствами и ведомствами республики, в процессе которых мне представилась возможность на практике ознакомиться с деловым и профессиональным уровнем тогдашних их руководителей. По сути дела конструктивные заключения и предложения дали только фонд госимущества (Эсенгул Омуралиев) и госкомгеологии (Шамши Текенов). После этого постановлением правительства от 17 июня 1993 г. № 266 было одобрено Генеральное соглашение между американской компанией «Моррисон Кнудсен Гоулд» и государственным концерном «Кыргызалтын» по разработке Джеруйского золоторудного месторождения.

12 мая 1993 г. во время прощального завтрака Сарыгулов снова завел разговор о возможности передачи в пользу МК Гоулд разработки месторождения Кумтор. Примечательно, что это произошло уже после его повторного публичного выступления перед депутатами на сессии Жогорку Кенеша в поддержку «Камеко». Более того, Сарыгулов поднял эту тему перед американцами, несмотря на выступления в парламенте президента Акаева в защиту «Камеко» и премьер-министра Чынгышева с информацией о подписании соглашения с «Камеко корпорейшн», причем, судя по всему, уже была начата работа по разработке ТЭО кумторского проекта.

Американцы, конечно же, очень были заинтересованы в Кумторе. Они сообщили, что в целях ускорения освоения месторождения, расположенного в труднодоступном горном районе, они уже провели переговоры с американскими компаниями «Ньюмонт» и «Амакс» для создания консорциума по освоению Кумтора. В ответ Сарыгулов попросил, чтобы за подписью руководителей трех компаний прислали письмо по Кумтору на имя президента Акаева, который поручит ему решить вопрос, а уж он единоличным решением «отдаст» им Кумтор. Слушая все это, я не мог отделаться от впечатления, что эти предложения Сарыгулова носят двуличный характер.

Кроме того, Сарыгулов сообщил, что в ближайшее время отправится с визитом в Канаду по приглашению корпорации «Камеко». Поскольку она не ведет золотодобычи, канадцы покажут ему золотодобывающее предприятие «Индепендент» на территории США. Вице-президент МК Гоулд Снеддон объявил, что руководство предприятия «Индепендент» – его хорошие друзья, и там они с Сарыгуловым и встретятся. На этой мажорной ноте разъехались.

Мы с Дурасовым попросили американцев, чтобы, согласно договоренностям по подписанному генеральному соглашению, они к будущим переговорам привезли все расчеты по проекту Джеруй. Перед отъездом американцы передали через меня Сарыгулову пакет с тремя приглашениями в США: главе Таласской области Тойчубеку Касымову, акиму района и, кажется, еще председателю колхоза, на территории которого находится месторождение Джеруй.

(В связи с этим, не могу не вспомнить об одном проявлении «решительности» в поведении Сарыгулова. Тогдашний губернатор Жалалабатской области Абдыжапар Тагаев, знакомый с американцами по предыдущей его работе председателем фонда госимущества, встретился с ними и обсудил проблемы Макмальского золоторудного комбината, находящегося на территории области. В отвалах комбината накопились большие объемы руд с низким содержанием золота. Американцы заявили, что успешно перерабатывают такие руды с применением технологии «кучное выщелачивание». Так что если губернатор пожелает, то может приехать и ознакомиться. Каким-то образом об этом узнал Сарыгулов и во время завтрака в гостинице «Иссык-Куль» высказал претензии американцам, что они решились иметь дело с «чужим» губернатором. Дескать, если они рассчитывают на дальнейшее сотрудничество, надо пригласить «своего» таласского губернатора Касымова. Вот как, видимо, и появились упомянутые приглашения.)

Примерно 10 июня 1993 г. Сарыгулов позвонил в Москву Дурасову и сообщил, что для продолжения переговоров и подписания окончательного соглашения по разработке месторождения Джеруй к 15 июня 1993 г. в Бишкек собираются прибыть представители компании МК Гоулд во главе ее вице-президентом Снеддоном. Сарыгулов попросил нас также быть в Бишкеке к этой дате.

Вечером 15 июня мы с Дурасовым прилетели в Бишкек и устроились в гостинице «Иссык-Куль». Встретившись с американцами, мы не обнаружили среди них Снеддона. Нам объяснили, что он и Сарыгулов находятся на встрече с президентом Акаевым в его госрезиденции. Там же находились работники частной киностудии «Хан-Тенгри», которые вели съемку этой встречи. На следующее утро за завтраком мы заметили, что американцы были в приподнятом настроении. По дороге в офис «Кыргызалтына» они с гордостью сообщили, что президент Акаев объявил им свое окончательное решение отдать Джеруйское месторождение в разработку МК Гоулд. И еще шепнули, что после обеда навестят «хозяйку» – Майрам Акаеву. (Потом вечером в гостинице был разговор о том, что во время этого визита у «первой леди» было оставлено 10 тысяч долларов наличными, но подобные разговоры комментировать не буду.)

Дурасов уединился со мной и Снеддоном (в частных разговорах я был их переводчиком) и через меня спросил у него, привезли ли американцы конкретные расчеты по проекту. Снеддон ответил, мол, зачем они нужны, если президент Акаев уже принял решение по Джерую. Мы ему объяснили, что в любом случае к соглашению по созданию СП нужны справедливые расчеты, исходя из договоренностей о распределении доходов и прибыли, оплате налогов и т. д. Тогда Снеддон стал предъявлять претензии к нам: хотя Сарыгулов уже не просит никаких расчетов, вы их требуете ­– значит ли это, что вы «на их стороне», в то время как именно мы платим за ваши услуги. Наконец, я задал вопрос: «Привезли ли вы письмо президенту Акаеву от имени трех американских компаний по вопросу разработки Кумтора, как вы договаривались с г-ном Сарыгуловым?» Снеддон ответил, что, по словам Сарыгулова, в этом уже нет необходимости.

Было принято решение о совместной поездке Сарыгулова, Снеддона и Дурасова в Талас, чтобы представить руководителям области, района и общественности подписанное генеральное соглашение по проекту Джеруй. Дурасов вернулся уже через день, в субботу, и попросил меня помочь быстро купить билет на самолет в Москву.

– Что случилось? – спросил я.

– Сарыгулов после поездки в Канаду и США стал совсем другим, – объяснил Дурасов. – Или его там «очень хорошо встретили»? Не случайно он водил их к президенту Акаеву. В Таласе, вместо того чтобы говорить о решении принципиальных вопросов проекта, он волновался о каких-то мелких частных интересах. Мне было даже неприятно. Я больше не хочу иметь с ним дел. Потом будут справедливые претензии по проекту, а дальше так участвовать в работе мне совесть не позволяет перед республикой и ее народом… Все-таки у меня достаточно давно есть личная привязанность к Кыргызстану. И знаешь, Касым, от имени нашего фонда ты тоже можешь не участвовать в дальнейших переговорах.

На следующий день, в воскресенье, Дурасов улетел в Москву и больше в нашу страну не приезжал.

В понедельник утром в вестибюле офиса «Кыргызалтына» я встретил Сарыгулова. На его вопрос «Где Владимир Александрович?» я ответил, что он уехал в Москву. Сарыгулов не выглядел удивленным, хмуро выслушал мой ответ и ушел.

(В январе 2006 года я встретился с Дурасовым в Москве. Он с интересом расспрашивал меня о Кыргызстане. Припомнили и Дастана Сарыгулова.

– Помнишь, Касым, как я рассерженным уехал в Москву по возвращении из Таласа? – сказал Дурасов. – Просто не хотел расстраивать тебя и не рассказал тебе тогда, как Сарыгулов в личной беседе со мной просил, чтобы я сказал американцам, что они должны ему лично кое-что оплатить. Пришлось ему ответить, что не могу им такое говорить, ведь мы даже еще не договорились окончательно по проекту об интересах сторон…)

В дальнейшем я изредка захаживал в «Кыргызалтын», беседовал с работниками. Мне рассказали, что американцы подготовили свой вариант какого-то документа, подписали и попросили подписать Сарыгулова. Тот поручил завизировать документ руководителям функциональных подразделений своего концерна, но все отказались ставить визу. Тогда находчивый Сарыгулов предложил американцам оставить документ, чтобы он его подписал чуть позже и направил следом. После чего собрал от своих специалистов все замечания к проекту документа и направил американцам вместо подписанного документа протокол замечаний. Думаю, американцы были обескуражены таким стилем согласования документов со стороны одного из самых доверенных (в то время) лиц президента Акаева. Или уже привыкли?

Как-то через несколько месяцев после описанных событий поздно вечером мне в гостиницу позвонила сотрудница компании МК Гоулд Саша Карпова:

– Я звоню вам из Франкфурта-на-Майне по поручению руководства компании. Вот хотела посоветоваться. В эти дни в Бишкек прибывает с визитом вице-президент США Альберт Гор. Пользуясь этим случаем, мы хотели провести с его участием презентацию проекта Джеруй. Как вы думаете, кого из руководителей Кыргызстана пригласить на презентацию?

– Насколько я понимаю, – ответил я, – по этому проекту еще не все вопросы проработаны и согласованы. После дискуссии о золоте в Кыргызстане, особенно по Кумтору, общественность и парламент страны очень остро будут реагировать на новый «золотой» проект, даже если Акаев дал «добро». Дело ваше. Просто проведете презентацию, а потом проект «не пройдет», тогда, думаю, вам самим будет не совсем приятно…

Я не стал ей говорить, что уже слышал о том, что для встречи с МК Гоулд Сарыгулов летал в Франкфурт. Невольно подумалось, неужели это его идея провести презентацию проекта Джеруй с участием вице-президента США и повысить шансы «протащить» проект?

Конечно, у меня остались неприятные воспоминания о джеруйском проекте. Помимо стиля и методов, которые использовались в переговорах, меня коробили некоторые проявления личных качеств представителей кыргызской стороны. Например, кто-то из них, прямо скажем, проявил непорядочность по отношению к Дурасову, дезинформируя президента Акаева и (или) премьер-министра Джумагулова, что фонд «Интерприватизация» претендовал на 4% дохода от джеруйского проекта за свои посреднические услуги. Этот вопрос передо мной прямо поставил Джумагулов: так ли это? При этом он отказался открыто назвать источник таких слухов. Впрочем, это было очевидно. Кому мог мешать фонд со своими требованиями публично представлять проект, делать справедливые расчеты и обеспечивать прозрачность финансовых потоков? Кому, в связи с этим, было выгодно представить «Интерприватизацию» хищным корыстным посредником, не приносящим никакой пользы? И у кого были шансы убедить в этом президента Акаева и премьера Джумагулова?

Я ответил Джумагулову, что фонд никогда не поднимал вопрос о своем вознаграждении от доходов проекта и не ставил задачу заработать за счет Джеруйского месторождения. Более того, я довел до сведения фонда, что среди руководства Кыргызстана запущена подобная ложь. «Интерприватизация» немедленно потребовала от МК Гоулд представить соответствующее разъяснение кыргызской стороне. Позже президент МК Гоулд прислал письмо прямо самому Сарыгулову (копию в фонд), где говорилось, что Международному фонду содействия приватизации и иностранным инвестициям оплачено за его услуги (комплексно по ряду совместных проектов, не только по Кыргызстану) из доходов компании от калифорнийских горных предприятий. О получении и содержании этого письма мне сообщил тогдашний юрист «Кыргызалтына» Л. Бардин. Таким образом, доход «Интерприватизации» никакого отношения к доходам в Кыргызстане не имел. Могу и сам это подтвердить постольку, поскольку принимал участие в последних переговорах в Москве между фондом и МК Гоулд об оплате посреднических услуг по всем совместным проектам.

Как известно, канадской корпорации «Камеко» с трудом удалось подписать окончательное соглашение по Кумтору с кыргызской стороной только через несколько лет. Я присутствовал при его подписании в Доме Правительства. Если мне память не изменяет, в документах было перечислено пять или шесть банков, с помощью которых было собрано финансирование проекта. Тогда-то я и вспомнил еще кое-что из приведенной ранее характеристики «Камеко корпорейшн», полученной от канадской фондовой биржи: «Компания создана 4 года назад. Опыт международной работы отсутствует. Финансовые источники для получения финансирования месторождения Кумтор отсутствуют…» Впрочем, рабочая группа правительства, в составе которой был и Дастан Сарыгулов, в упоминавшемся выше докладе к дискуссии в Жогорку Кенеше о золоте писала: «По многочисленным оценкам зарубежной печати, «Камеко» является одной из крупных и эффективно работающих горнодобывающих фирм…»

Так я и не понял, чем руководствовался Сарыгулов в 1993 году, когда, казалось бы, вопрос с выбором «Камеко» уже был решен, а он параллельно «сватал» месторождение Кумтор другой компании. В любом случае, верх взял престиж президента, рекламировавшего «Камеко», или иные более сильные интересы. И трудно не согласиться с мнением, что по всем вопросам, связанным с золотом, победу одерживала наивысшая власть в Кыргызстане – коррупция.

С осени 1992 года, когда Дастан Сарыгулов возглавил ГК «Кыргызалтын», под госконцерном оказались все горно-металлургические предприятия Кыргызстана. Какова их судьба?

Возьмем только один пример. Кто не помнит славу о качестве кыргызской сурьмы? Продукция Кадамжайского сурьмяного комбината, единственного предприятия по переработке сурьмяного концентрата в бывшем Союзе, продавалась на экспорт за валюту. Однако более 90% концентрата комбинату поставляла Якутия (в основном, предприятие «Индигирзолото»). В 1993 году Россия ввела пошлину на вывоз концентрата – 2 ЭКЮ за тонну. Понятное дело, якутское предприятие прекратило поставку концентрата. Зачем платить огромную сумму пошлин за попутную продукцию, когда основная специализация – золото?

Я пошел в Минэкономики России, где успел поработать я сам и теперь работали мои бывшие коллеги по Госплану СССР. Кроме того, в министерство позвонил Владимир Дурасов, бывший министр цветной металлургии СССР, бывший первый заместитель председателя Госплана СССР, а теперь вице-президент Международного фонда содействия приватизации и иностранным инвестициям («Интерприватизация»). В результате вопрос о поставке на Кадамжайский комбинат сурьмяного концентрата был решен. Я передал директору комбината Мамату Айбалаеву документ Минэкономики России, разрешающий предприятию «Индигирзолото» продолжать поставлять концентрат без оплаты госпошлины, но в качестве давальческого сырья.

Позже Айбалаев договорился с вице-президентом (ныне президентом) Республики Саха Якутии Вячеславом Штыровым, что если Кадамжайский комбинат акционируется, то якуты купят часть акций и производственные связи предприятий сохранятся. В соответствии с вышеприведенным соглашением между правительством Кыргызстана, Фондом госимущества Кыргызстана и фондом «Интерприватизация», независимые квалифицированные эксперты фонда подготовили соответствующие документы для акционирования, обсудили их на собрании трудящихся комбината и направили их в Бишкек в Фонд госимущества. Там потребовали подпись руководителя искусственно созданной вышестоящей организации, т.е. президента ГК «Кыргызалтын» Дастана Сарыгулова.

Все были согласны с акционированием сурьмяного комбината, даже тогдашний премьер-министр Джумагулов. Только президент «Кыргызалтына» Сарыгулов не давал согласия. Он был недоволен директором комбината Айбалаевым, который «не отдал» финансовые ресурсы комбината. К сожалению, премьер-министр ничего не смог противопоставить семейному другу президента Акаева.

Тем временем Россия построила новый завод по переработке сурьмяного концентрата (кажется, в городе Златоусте). Судя по недавней телепередаче, в настоящее время очередной инвестор ломает голову, как решить проблему обеспечения Кадамжайского комбината сырьем, иначе предприятию угрожает банкротство.

У всех развалившихся предприятий, некогда входивших в состав ГК «Кыргызалтын», своя история. При подписании указа о создании ГК «Кыргызалтын» и передаче ему в подчинение горно-металлургических предприятий, президент Акаев даже не поставил в известность их руководителей. А ведь предприятия много лет работали успешно под их руководством, и новым эффективным менеджерам взяться было неоткуда. Не исключено, что руководство «Кыргызалтына» интересовали только финансовые потоки предприятий, чем и было вызвано противостояние тогдашних руководителей комбинатов и г-на Сарыгулова. Я лично был очевидцем одного неприятного эпизода. Однажды, в период переговоров между ГК «Кыргызалтын» и американской компанией МК Гоулд по проекту Джеруй, Сарыгулов объявил, что в этот день переговоры закончатся пораньше, потому что «Кыргызалтын» собирается навестить президент Акаев. Около пяти часов вечера я с американцами вышел в коридор, и мы увидели поднимавшегося по лестнице Акаева в сопровождении Чолпон Баековой и других руководителей республиканских правоохранительных органов. Они прошли в кабинет директора Кара-Балтинского горно-металлургического комбината Жалгапа Казакбаева. Оттуда мы с удивлением услышали крики и угрозы президента… Наверное, так Акаев воспитывал руководителей предприятий за непослушание Сарыгулову?

Очевидно, что при принятии решения о подчинении «Кыргызалтыну» всей горной металлургии президент Акаев руководствовался не интересами предприятий. Практика показала, что это точно не пошло на пользу экономике страны. Боюсь, что это стало хрестоматийным примером необдуманного решения высшего должностного лица в сочетании с некомпетентной амбициозной политикой чиновника. Плачевные результаты налицо.


ОГЛАВЛЕНИЕ

1. Предисловие | 2. «Восток – дело тонкое» | 3. Кыргызский Бурбулис и другие | 4. «Кыргызалтын», Кумтор и Джеруй | 5. Суровая слабость премьера | 6. Турецкий кредит | 7. Суверенный Госкоминвест | 8. Японский грант | 9. Эпос о «Манасе» | 10. Министерство сотрудничества | 11. Российский кредит | 12. «Чертовски не хочется работать» | 13. Эпилог: Позвольте усомниться | 14. Постскриптум: «Парные танцы в тандеме»

 

0 Likes
0 Dislikes

807 Комментария к 4. «КЫРГЫЗАЛТЫН», КУМТОР И ДЖЕРУЙ

  1. Im obliged for the blog article. Much obliged.

  2. Truly appreciate you sharing this blog site short article.Considerably thanks yet again. Want a lot more.

  3. I’ve stumbled upon your blog in the past, but I’ve never left a comment. Finally, I thought to myself, “I should post a comment.” So here is my comment! Keep up the good work! I enjoy your blog and would hate to see them end.

  4. This is one awesome blog post.Thanks Again. Will read on

  5. Say, you got a nice article.Much thanks again. Awesome.

  6. I Will have to visit again when my course load lets up аАа’аАТ‚б‚Т€Т nonetheless I am taking your Rss feed so i could read your web blog offline. Thanks.

  7. little bit, but instead of that, that is magnificent blog. A great read. I all definitely be back.

  8. The top and clear News and why it means a lot.

  9. You are my inspiration , I possess few web logs and sometimes run out from to post.

  10. Loving the info on this website , you have done outstanding job on the blog posts.

  11. Way cool! Some extremely valid points! I appreciate you penning this article and the rest of the website is extremely good.

  12. That is a really very good examine for me, Ought to admit that you are one particular of the best bloggers I ever saw.Thanks for posting this informative report.

  13. very nice put up, i actually love this web site, keep on it

  14. Incredible! This blog looks exactly like my old one! It as on a entirely different topic but it has pretty much the same page layout and design. Excellent choice of colors!

  15. There may be noticeably a bundle to find out about this. I assume you made certain good factors in options also.

  16. I value the article.Really looking forward to read more. Cool.

  17. This is one awesome post.Really looking forward to read more. Fantastic.

  18. Thanks again for the blog.Really looking forward to read more. Awesome.

  19. I see that you are using WordPress on your blog, wordpress is the best.*:~-

  20. singles dating sites Hey there, You ave done an incredible job. I will certainly digg it and personally recommend to my friends. I am sure they will be benefited from this web site.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*