Home » Жанр, Перлы » Перлы Черномырдина

Перлы Черномырдина

Save pagePDF pageEmail pagePrint page

Виктор Степанович Черномырдин

Виктор Степанович Черномырдин

“Хотели как лучше, а получилось как всегда”

“Курс у нас один – правильный”

“Я не знаю, кому и чего Юля качать будет”

“Сроду такого не было – и опять то же самое”

“Лучше водки хуже нет”

“Правительство – это не тот орган, где можно языком как попало”

“Лучше быть головой мухи, чем ж… слона”

“Народ пожил – и будет!”

“Надо же думать, что понимать”

“У кого руки чешутся – чешите в другом месте!”

“Вечно у нас в России стоит не то, что нужно”

“Мы до сих пор пытаемся доить тех, кто и так лежит”

“Мы выполнили все пункты: от А до Б”

“Есть еще время сохранить лицо. Потом придется сохранять другие части тела”

“Красивых женщин я успеваю только заметить. И ничего больше”

“Надо всем лечь на это и получить то, что мы должны иметь”

“Вино нам нужно для здоровья. А здоровье нам нужно, чтобы пить водку”

“Кто говорит, что правительство сидит на мешке с деньгами? Мы мужики и
знаем, на чем сидим”

“Много говорить не буду, а то опять чего-нибудь скажу”

2 Likes
0 Dislikes

Один комментарий к Перлы Черномырдина

  1. […] Перлы Черномырдина […]

    памяти Виктора Черномырдина, который внёс богатейший вклад в идиоматику русского языка.

    Здесь вам не тут.

    Лучше водки хуже нет.

    Мы всегда можем уметь.

    Курс у нас один – правильный.

    Надо же думать, что понимать.

    Секс – это тоже форма движения.

    Я же вижу по глазам: вас же тошнит.

    Мы выполнили все пункты: от А до Б.

    У меня к русскому языку вопросов нет.

    Это не тот орган, который готов к любви.

    Я не знаю, кому и чего Юля качать будет.

    Хотели как лучше, а получилось как всегда.

    Лучше быть головой мухи, чем жопой слона.

    Вечно у нас в России стоит не то, что нужно.

    Россия со временем должна стать еврочленом.

    Не хочу быть бригадиром отставных президентов.

    Нам никто не мешает перевыполнить наши законы.

    Как кто-то сказал, аппетит приходит во время беды.

    Мы до сих пор пытаемся доить тех, кто и так лежит.

    Ну кто меня может заменить? Убью сразу… Извините.

    Мы надеемся, что у нас не будет запоров на границе.

    Много говорить не буду, а то опять чего-нибудь скажу.

    Мы продолжаем делать то, что мы уже много наделали.

    Правильно или неправильно – это вопрос философский.

    Я бы не стал увязывать эти вопросы так перпендикулярно.

    Вы думаете, что мне далеко просто. Мне далеко не просто!

    Депутаты все высказались, чтобы я шел. Избирался, точнее.

    Вообще-то успехов немного. Но главное: есть правительство.

    Никак еще не могу это для себя понять. Где я? Куда я попал?

    Действуйте, ошибайтесь, а мы поправим, как сказал президент.

    Мы будем уничтожать наше ядерное оружие вместе с Америкой.

    Красивых женщин я успеваю только заметить. И ничего больше.

    Нам нет необходимости наступать на те же грабли, что уже были.

    Но пенсионную реформу делать будем. Там есть где разгуляться.

    Все это так прямолинейно и перпендикулярно, что мне неприятно.

    Принципы, которые были принципиальны, были непринципиальны.

    Вас хоть на попа поставь или в другую позицию – все равно толку нет.

    Вино нам нужно для здоровья. А здоровье нам нужно, чтобы пить водку.

    Правительство в отставку? У кого руки чешутся – чешите в другом месте!

    Мы сегодня на таком этапе экономических реформ, что их не очень видно.

    Правительство – это не тот орган, где, как говорят, можно только языком.

    Вы там говорили, а нам здесь икалось, но я и к этому отношусь нормально.

    Надо делать то, что нужно нашим людям, а не то, чем мы здесь занимаемся.

    Все те вопросы, которые были поставлены, мы их все соберем в одно место.

    Мы с вами еще так будем жить, что наши дети и внуки нам завидовать станут!

    Есть ещё время сохранить лицо. Потом придется сохранять другие части тела.

    К сожалению, мертвыми душами выглядит некоторые наши коллективные члены.

    Все говорят, что недовольны итогами приватизации, и я недоволен, и не говорю.

    Нельзя думать и не надо даже думать о том, что настанет время, когда будет легче.

    Обвиняют в чем? В коррупции? Кого? Меня? Кто? США? Чего они там вдруг проснулись?

    Нам нельзя вступать. Мы как начнём вступать, так обязательно на что-нибудь наступим.

    Любимый отдых – охота. Всегда есть возможность походить, погулять, затаиться, ждать.

    На любом языке я умею говорить со всеми, но этим инструментом я стараюсь не пользоваться.

    Кто говорит, что правительство сидит на мешке с деньгами? Мы мужики и знаем, на чем сидим.

    Вот мы там все это буровим, я извиняюсь за это слово, Марксом придуманное, этим фантазером.

    Я готов и буду объединяться. И со всеми. Нельзя, извините за выражение, все время врастопырку.

    Эти выборы обернулись для нас тяжелым испытанием. Это никогда больше не должно повториться.

    Этот призрак… бродит где-то там в Европе, а у нас почему-то останавливается. Хватит нам бродячих.